Логин:
Пароль:

Жанры

Новые книги

Популярные книги

Рейтинг книг

Добавить книгу

Правообладателям



Полная версия сайта




Библиотека электронных книг LitLib


Кэтрин Спэнсер«Веронские любовники»

Кэтрин Спэнсер

Веронские любовники

ГЛАВА ПЕРВАЯ

21 августа, пятница

Лучи солнца отражались от водной глади бассейна, покрывая потолок спальни мерцающими бликами. Наступил очередной день бесконечного лета. В этом году оно выдалось таким жарким, что трава выгорела до желтизны везде, кроме сада ее матери. Здесь каждую ночь работали поливальные установки и изумрудно-зеленые газоны сохранили бархатную мягкость.

Лежа на спине, накрытая одной только простыней, Хлоя Мэтсон мысленно перебирала в голове планы на грядущий день. С утра надо будет привести в порядок дела на работе. Хорошо бы еще хоть немного пообщаться с Бейроном, ее женихом. Обедает она со своей лучшей подругой Моникой, после чего ей предстоит окончательная примерка подвенечного платья. Моника тоже заказала себе наряд, поскольку на свадьбе она выступит в роли главной подружки невесты. Затем у Хлои последняя встреча с поставщиком провизии, а ближе к вечеру – консультация со стилистом по поводу свадебной прически. И, наконец, грандиозный финал – коктейль в честь приезда родителей жениха из Оттавы. Они проведут его здесь, в доме ее матери, куда Хлоя переехала на время подготовки к торжеству.

Как же так получилось, что скромная церемония, которую планировали они с Бейроном, превратилась в главное светское мероприятие сезона? Каким образом тщательно продуманный список из двадцати особо приближенных гостей разросся до ста двадцати?

Им бы стоило сбежать, хотя так поступают только самые юные и нетерпеливые влюбленные. Они с Бейроном слишком благоразумны, они слишком взрослые, чтобы вести себя, как Ромео и Джульетта.

Нет! Только не как Ромео и Джульетта! В ее сознании как будто с лязгом захлопнулась невидимая железная дверь, похоронив за собой воспоминания. Хлоя не хотела иметь с ними ничего общего.

Внизу на террасе завтракали ее мама Жаклин и бабушка Шарлотта. Сквозь открытое окно доносились негромкий гул голосов и слабое, едва различимое позвякивание фарфора. Приятно пахло кофе. Хотя Хлоя не могла разобрать отдельные слова, она знала, что обсуждается ее предстоящая свадьба. В последние дни все только об этом и говорили.

– Вы поднимаете слишком много шума, – возмущалась она, когда события понеслись с пугающей быстротой. – Это же не первый брак ни для меня, ни для Бейрона.

– Если ты настолько любишь его, что готова оформить ваши отношения официально, то мы очень рады за тебя, – возражала ее мама. – Но я ни за что не позволю своей дочери довольствоваться какой-то жалкой скромной свадьбой!

Когда в апреле Бейрон сделал ей предложение, Хлоя и не думала сопротивляться. Теперь она жалела об этом. Но свадебные приглашения были разосланы шесть недель назад, свободные спальни в доме подготовлены к приему родственников из других городов, и все комнаты в ближайшей гостинице «Триллиум» забронированы в ожидании наплыва гостей. Уже слишком поздно отступать.

Хлоя поправила подушку у себя под головой и грустно обозрела свой силуэт, проступающий под простыней. Ножки тоненькие, живот впалый, бедренные суставы торчат, словно прищепки для белья. А маленькая грудь вообще едва заметна.

– Да, похвастаться грудью ты не можешь. Главное, чтобы ребеночек сумел разобраться, где тут дают покушать, – пошутила Моника, когда они пошли выбирать свадебные наряды, и тут же спохватилась, осознав, что затронула больную тему:

– О господи, Хлоя, я забыла! Прости меня, сама не знаю, что несу!

А Хлоя не забывала никогда. Вот и сейчас она повернулась к фотографии в серебряной рамке, стоящей на прикроватной тумбочке, и встретилась с внимательным взглядом темных глаз сына. На карточке он навсегда остался двухмесячным.

– С добрым утром, мой ангел, – прошептала она севшим голосом.

На первом этаже зазвонил телефон. Невероятным усилием воли Хлоя вырвалась из бездны горестных воспоминаний. Сама того не желая, она беспрестанно проваливалась в нее, но ничего не могла с собой поделать. Поцеловав кончик указательного пальца, Хлоя приложила его к крошечному ротику сына, растянувшемуся в милой беззубой улыбке, затем отбросила простыню и направилась в душ.