Логин:
Пароль:

Жанры

Новые книги

Популярные книги

Рейтинг книг

Добавить книгу

Правообладателям



Полная версия сайта




Библиотека электронных книг LitLib


Александр Малков«День цветения»

Ярослава Кузнецова

Александр Малков

День цветения

Адван Каоренец

Солнышко светит. Денек сегодня — прямо загляденье. Ни тебе туч серых, ни слякотной мороси, ни ледяной крупы. Совсем почти, как в Каорене. Прохладно только малость. Ну, да здесь все же не Каорен. Итарнагон родной. А как отвык, так и привыкнешь, дружище.

Выбрался я на задний двор гостиницы. С Ресом все обговорено, с полного хозяйского одобрения устроил я себе маленькую Площадку. Вот так, любезные. В гостинице живу, а в казарму на общие тренировки хожу, да еще на построения. Хватит с меня, накуковался в казарме. В Таолоре, стоять ему вечно, подобные штучки не проходят. Будь ты хоть десятник, хоть полусотник — дверь в закуток свой запереть не вздумай, не то что из казармы переселиться.

Между прочим, здесь я не один такой. Почти у половины наших — городские дома. Собственные, правда. Чай, не какие-нибудь там — королевская гвардия города Генета. Ну, а у меня городского дома пока нет, зато в гостинице вся прислуга в рот смотрит. Тоже, знаете ли, имеет свои преимущества. Определенного рода.

Подразмялся малость, облился водичкой из колодца и закурил на ступеньках заднего крыльца. Ученичок скоро придет. Он у меня обязательный. Сегодня еще разок с двумя полуторниками попробуем, и если левая его рука поведет себя более-менее так, как я прикидываю, в следующий раз позволю двуручник взять. Пусть разницу почувствует, когда обе хваталки откуда надо растут. Беда мне с ним, с Гером. От "слепыша" брать легче, чем переучивать. Правша он. Хоть удавись — правша. И левая ручонка — как чужая. Ни в какую вести не желает. Просто ни в какую. Ведь вот как случается — всем хорош рубака: и удар — дай боже, и вынослив, и опыта не занимать, — а только поставь его в пешем строю против самого завалящего нашего "пса" — двенадцатой четверти не продержится. Это потому, что не "уделяется внимание разнообразным техникам боя в качестве ознакомления, а также для общего развития". Хотя что с них взять, с итарнагонцев? Это вам не Каорен, не Побережье, куда народишко со всей Иньеры сползается. Да если б только с Иньеры! Местечко-то теплое. Выгляди — как хошь, верь — в кого хошь, а работу свою как следует делаешь — получи хорошие деньги.

— С добрым утром, учитель.

Я отсалютовал:

— Привет, командир.

Вдвоем они прискакали — капитан и молодой Эрвел Треверр. Впрочем, я же сам сказал, чтобы он, коли захочет, тоже приходил.

— Привет, — буркнул, переступил с ноги на ногу.

— Здорово, приятель. Значит, на пару сегодня?

Герен кивнул. На физиономии — некоторая неуверенность. Не зря ли притащил лейтенанта? Не зря, Гер, не зря. Тебе уже чуть-чуть есть, что показать.

— Ну, становитесь. Так. Ты, Эрвел, меч вот здесь положи, на крылечко. Возьми вон дубинку, ага, эту самую, и иди сюда. Показываю. Стойка "журавль". Не путать с "аистом". На равновесие. Держи дубину. Делай. Колено выше. Руки прямо. Прямо руки. Вот хорошо. Постой пока.

Теперь — капитану.

— Петли работал?

Улыбается:

— Старался.

— Делай. Левая рука где? Лучше. Левая, черт! Еще. Еще разок. Ага. Хорош. А ты, Эрвел, поднимай дубину, левой рукой. Как факел ее держи. Сначала. Плавнее. Хорош. Теперь передавай ее в правую. Медленно. Медленно, куда поскакал? Колено не опускай! Спину держи. Спину! Хорош. Меняй ноги.

Герену, чтобы без дела не маялся:

— Давай пока двойную петлю. Н-да-а…

— Плохо? — расстроился.

Отрабатывал, небось.

— Иди с ней ко мне, — прихватил с крыльца Эрвелово махало. — И как ты у меня меч возьмешь? А? То-то. Показываю еще раз. Ясно? Делай. Смерть моя. Ну! Вот. Повторим. Еще повторим… Эрвел, колено! Спину держи. Ладно. Хорош. Показываю. Сие — "раскачка". Вот так. Эрвел, дубину обеими руками возьми, стань прямо. Ноги пошире чуток. Ага. Ты, командир, второй меч брось пока. Поехали. Никуда не годится. От левой ноги — через верх — к правой. От правой — к ле-евой. Ясно?

Сопят. Ничего, лапушки. Станете еще у меня пехотинцами.

— Эрвел, качайся. Ты, командир, смотри. Сие — "змея". И-и-раз, два, три. Ясно?

— Вроде бы…

— Делай. Да-а… У твоей змеи, командир, позвоночник перебит. Змеи рывками не ползают. И-и-раз, два, три. Видишь? Дай-ка я тебе правую ручонку подвяжу.

Загоняли они меня. Отвык, черт побери. С одним учеником проще. А эти еще и на разном уровне… А, ладно. Где наша не пропадала.

— Хорош на сегодня. Ты, Эрвел, отжимайся. А тебе — приседания.

Герен кивнул, а Треверр интересуется:

— Сколько раз?

— Пока учитель не скажет "хватит", — объяснил Гер.

Или пока не свалишься. Есть у нас при Таолорских казармах такая развлекушка.

Пошел я к колодцу, вытащил бадейку водички, разделся, поплескался. Ух, хорошо!

— Давайте сюда!

Гер подошел, как Альберен к каштану, а Эрвел — в первый раз, не знает еще, что его ждет. Жалеть не стану.

— Штаны снимай.

— Что?

— Раздевайся и становись.

Капитан наш уже разоблачился.

Я достал из колодца еще бадеечку.

Больше всего благородному Эрвелу Треверру хотелось, по-моему, сейчас выдумать какой-нибудь предлог не лезть под ледяную воду. Но попробуй откажись, когда капитан уже и отухал, и отохал, и отподпрыгивал. Тем более, что я велел Геру:

— Передай дальше, — и обливал петушка молодого не безродный рыжак, а тот же самый капитан.

Пока они прыгали, я натянул штаны.

— Не худо бы горло промочить, после трудов праведных, — улыбается Гер.

— Я угощаю! — царственный взмах рубашкой.

У нас в Каорене новичок тоже за учителя платит.

— Что ж, прошу в трактир, господа.

Но Гер пропустил первым — меня.

— После вас, учитель.

Доволен, как попа. Не ударил в грязь лицом при лейтенанте. А оный лейтенант мрачноват слегка. Видать, ожидали мы, что мечом помашем, а нам — дрыняку в рученьки.

Вошли в зал. Рес — тут как тут, — сияет, аки начищенный чайник.

— Прошу, господа гвардейцы, вот за этот столик.

— Пива, любезный, — усаживаясь, велит Эрвел. — И закуски.

Да, вина они сейчас не пьют, последователи Альберена. Пост у них. Ну что ж, зато пивка темненького хлебнем. За Эрвеловы денежки. Рес наши вкусы знает — им светлое несет, а постояльцу — черное. И рыбку. Рыбочку. Рыбоньку. Горяченького копченьица. В Каорене, небось, по части рыбочки докой заделался, Ресто. А чего — море рядом, иди да лови что хошь, да готовь как хошь… Лучшего повара, чем найлар с Побережья, не бывает. Это потому, что я рыбу очень уважаю. Да.

— Значит, так, — отираю пальцы о штаны, — Тебе, командир, на "змею" — три дня. Годится?

Кивает.

— Ну, а ты, Эрвел, дубье найди приблизительное, да покажешь мне в пятницу "раскачку" и "журавля".

— Я в пятницу не могу, — брови хмурит, отповедь на языке — сорваться не успела. Гер встрял, Миротворец мой личный.