Логин:
Пароль:

Жанры

Новые книги

Популярные книги

Рейтинг книг

Добавить книгу

Правообладателям



Полная версия сайта




Библиотека электронных книг LitLib


Татьяна Патрикова«Драконьи танцы на битом стекле»

   - Осторожней, горячо. - Произнес лекарь тихо, Палач резко повернулся к нему, зажмурился на миг и глубоко вздохнув, снова открыл просветлевшие глаза.

   - Рад, что ты вернулся.

   - Что-то с Эром?

   - Ты... уже знаешь?

   - Насколько сильно твоя магия отличается от магии обычного масочника?

   - Достаточно сильно.

   - Поэтому в вашем случае твоя магия перестраивает его.

   - А в вашем?

   - Моя.

   - Шельм полностью оправился к марту. Эр слег почти сразу же после него.

   - В человеческой форме?

   - Да. Это плохо?

   - Не знаю. Но обычно бронзовым нельзя долго не трансформироваться. Сейчас конец апреля. Третий месяц - это долго.

   - Ты сейчас пойдешь к Алексу?

   - Нет. К Эру. Если Шельм оправился, то он и без меня найдет, чем заняться.

   - Зря ты так, он ведь все это время ждал тебя.

   - Уже не ждет?

   - Ты же знаешь, что ждет.

   - Значит, он уже знает, что я вернулся. Он поймет меня.

   - Да, он поймет. - Губы Палача тронула улыбка впервые за много дней, как понял Ставрас, тоже улыбнувшийся в ответ ободряюще и немного грустно. И они оба пошли в комнату на первом этаже аптеки, которую занимали Мак и его дракон.

   Эр лежал на кровати неподвижно, словно и вовсе не был живым существом, а всего лишь какой-то человекоподобной куклой. Но нет, он был жив. Он дышал, слабо, прерывисто, но дышал. Ставрас подошел, опустился на кровать рядом с ним и положил ладонь на сухой и горячил лоб мальчика-дракона. Закрыл глаза.

   "Эрнестримомлильс... Эр!"

   И увидел, как тот летит во тьме, отчаянно вздымая раз за разом исполинские, кожистые крылья, как крутит головой на длинной шее, как всхрапывает от разочарования, словно и не дракон вовсе, а норовистый конь, как трубит, силясь голосом своим прогнать темноту, как ищет выход, что близко, просто рукой подать, всего лишь дотянуться, но он не видит его. Смотрит, но не видит.

   Лекарь распахнул глаза и посмотрел на застывшего рядом с ним масочника.

   - Зови его Мак. Очень громко зови. Он не видит выхода из тьмы, но, можно попытаться вывести его, заставив идти на голос. Веди.

   - Я понял, - кивнул Палач Масок, и они со Ставрасом поменялись местами.

   И как до этого Драконий Лекарь, масочник положил ладонь на лоб своего дракона, закрыл глаза и закричал. Не вслух, мысленно, но громко-громко. И мальчик-дракон услышал родной, волнующе-знакомый голос, и пошел за ним.

   Ставрас постоял, постоял рядом с ними, вздохнул и вышел, плотно прикрыв за собой дверь. Если получится, он узнает, почувствует, что Эр очнулся, значит, можно теперь позаботиться и о своем сердце. Можно вернуться к тому, кто ждал его все это время и, хочется верить, все еще ждет.

   Во дворце был бал. Ставраса пропустили без особого приглашения. Кто же додумается задержать у ворот Драконьего Лекаря? Тем более, когда оба сторожевые дракона, на которых гвардейцы патрулировали небо над дворцом и городом, спустились поприветствовать его? А во дворце играла веселая музыка и в ярко освещенных окнах танцевали тени. Ставраса мало интересовало, по какому случаю Палтус собрал всех этих людей у себя. Веселье было в самом разгаре, поэтому ему удалось проскочить незамеченным даже мимо камердинера и распорядителя. Так что никто из присутствующих не понял, что Драконий Лекарь, исчезнувший еще осенью, вернулся.

   Так, стараясь не попадаться на глаза людям, знающим его лично, Ставрас, скрываясь в тени колонн, пересек зал, свернул в один коридор, из него в другой, прошел по небольшой, короткой балюстраде, и вышел к открытой веранде, чувствуя, что близок к цели. И так и застыл, незамеченным, в тени густого плюща, оплетающего тонкие, резные колонны на входе в веранду, возвышающуюся над Зимним садом. Здесь, несмотря на то, что за стенами дворца совсем недавно наступила веста, круглый год все цвело и благоухало. Когда-то этот сад подарил своей будущей жене один из королей Драконьего Королевства, теперь его магию поддерживали и продляли его потомки. Садик был небольшим, но просто необыкновенно красивым. Палтус с супругой и сыном, когда Веровек еще пешком под стол ходил, частенько здесь завтракали, можно надеяться, что теперь довольно скоро тут будут играть и так же завтракать с родителями дети Века и Роксоланы. А сейчас, под звездным небом, безучастно смотрящим вниз сквозь прозрачный купол крыши ветреный шут, Шельм Ландышфуки, целовал прекрасную даму. Её платиновые локоны, свободно ниспадали на обнаженные плечи, грудь и спину. Платье незнакомого покроя начиналось на груди, обтягивая её и подчеркивая, и струилось широкими складками книзу, придавая облику миниатюрной барышни просто невероятную женственность и хрупкость. А на изящной, лебединой шеи красовалось вычурное ожерелье из темно-зеленых изумрудов, заключенных в плен черненного серебра. Украшение было массивным и, казалось, могло бы испортить весь образ нежной барышни, показавшись неуместным, лишним в её наряде, но на удивление гармонично смотрелось на ней. Ставрас не знал, кто эта девушка. Cудя по наряду, барышня прибыла из Верлиньи, небольшого королевства, граница которого проходила с сверо-запада от Драконьего королевства. У Ставраса потемнело в глазах оттого, как Шельм бережно, почти нежно обнимал её, поддерживая за талию одной рукой. И вынуждая выгибать спину в поцелуе, склонялся над девушкой все сильней и сильней.

   Он отступил назад, борясь с непреодолимым желанием бросить все, расправить крылья и взлететь, пробивая мощным телом преграду камня и стекла, взмывая в небо, чтобы навсегда проститься с этим миром.

   "Только посмей", - голос в голове прозвучал так четко и звонко, что лекарь вздрогнул всем телом и рассеянно моргнул, прежде чем отозваться.

   "Шельм?"

   "Имей в виду, я не последовал за тобой лишь потому, что знал - ты вернешься. Уйдешь совсем - пойду следом".

   "Не уйду".

   "Вот и отлично. Подожди меня, я сейчас закончу, и вот тогда поговорим".

   "И долго мне тебя ждать?"

   "Уже дождался".

   - Милая леди, вы просто волшебница, - раздался со стороны веранды мурлыкающий голос шута, - Вы и эта ночь, пьяните, словно бокал вина. У меня кружиться голова, и мне хочется совершать глупости...

   - Ну, что вы, Шельм, вы мне льстите, - отозвался ему в ответ певучий, звонкий голосок. - Вы знаете, у меня на родине, какие только слухи о вас не ходят, одни забавнее других.

   - И каким же поверили вы, моя леди?

   - Я верю лишь тому, что видят мои глаза.

   - И что же они видят? - не уступал шут.

   - А вот это... - девушка сделала искусно выверенную паузу, и послышался легкий шелест веера, который, по всей видимости, ударили по шаловливым рукам не в меру прыткого шута, - Секрет! - объявила чаровница, звонко расхохоталась и очень по-женски поспешила улизнуть.