Логин:
Пароль:

Жанры

Новые книги

Популярные книги

Рейтинг книг

Добавить книгу

Правообладателям



Полная версия сайта




Библиотека электронных книг LitLib


Пэт Ходжилл«Затмение луны»

– Не вирсанов, – кратко ответил великан.

Теперь вой раздался совсем рядом. Этот звук, будто острый нож, отделил мысли от поступков. Сейчас хотелось лишь бежать. И тут из заунывного хора, истерически хохоча, выделился один голос.

– Это не вирсан.

– Мерлог?

– Так далеко на юг от Барьера? Ну, может быть, но я еще не встречала того, кто бы считал, что быть мертвым – смешно.

– Это не мерлог, – сказал Марк. – Встань позади меня.

Джейм отступила на шаг, приблизившись к пропасти, и потянулась к ножу, всегда заткнутому за голенище правого сапога. Пальцы прикоснулись к обрывкам кожи. Проклятие. Клинок, должно быть, выпал во время нападения детеныша. Она стащила лоскутья вовсе, чтобы не наступить на них, и в одном чулке встала на снег. Мороз тут же до боли пронзил ступню.

Вершина пирамиды пришла в движение – стая вирсанов добралась до нее. Луну опять закрыли набежавшие тучи, выплюнув новую порцию снега, и Джейм больше не видела холма. Жур прижался к колену, возражая против потери их общего зрения.

– Плохо, что тут нечего поджечь. – Марк вглядывался во тьму. – Немножко огня, вот что нам нужно.

Джейм замерла, потом упала на колени и принялась яростно рыться в обоих мешках. В своем она нащупала сломанный меч с полустершейся эмблемой на эфесе, кольцо и нечто теплое, но не обратила на эти вещи внимания в поисках чего-то более пригодного для нынешних нужд.

– Мои запасные штаны – это не совсем то, что я имел в виду. – Кендар скептически осмотрел тряпки, которые Джейм лихорадочно раскладывала полукругом вокруг них. – Все это не будет гореть долго.

– Лишь бы добыть немного золы. Я попробую разжигающее заклинание.

– Осторожнее. Вспомни, что случилось, когда ты последний раз имела дело с тестигонской магией.

Джейм передернуло. В начале ее пребывания в «Рес-аб-Тирре» Клепетти испытывала ее кулинарное мастерство, вручив кусок сырого теста и книгу домашних заклинаний. Да, хлеб поднялся и зарумянился, но, когда Клепетти разрезала буханку, они обнаружили, что корочка поднялась оттого, что внутри выросли какие-то недоразвитые внутренние органы. После этого Джейм не связывалась с колдовством. И сейчас, волнуясь, она вызвала в уме заклинание, которое вдова твердила каждое утро, чтобы разжечь из старой золы новый огонь.

– Слушай, – внезапно сказал Марк.

– Я ничего не слышу.

– Они подбираются молча. Сейчас или никогда, женщина.

Джейм поспешно выбила из кремня искру. Одежда разгоралась отвратительно. «Кажется, я никогда еще не делала ничего настолько глупого», – подумала Джейм и произнесла магическую формулу.

Тотчас же их окружило облако дыма. Кашляя, ничего не видя, Джейм услышала возглас Марка, затем что-то шмякнулось оземь. Из мрака вылетел вирсан и тяжело приземлился у ног. Он зарычал, подобрался для прыжка, но тут из ужасной раны, нанесенной секирой Марка, хлынула кровь и вывалились кишки. Джейм смотрела на тварь. Жесткая белая шерсть на спине зверя тлела.

В дыму, казалось, барахтается неисчислимое множество сталкивающихся тел. Секира свистела где-то над головой, оставляя за собой сверкающие дуги, в ней самой отражалось что-то вроде факелов. Колдовской круг, несомненно, воспламенял все, что в него попадало. Джейм отступила от горящего вирсана. Неужели эти существа настолько примитивны, что даже не осознают, что они в огне?

Впереди хрустнул снег. В течение бесконечно долгого мига – сердце успело только раз стукнуть в груди – наблюдала Джейм разинутую глотку бросившейся на нее твари. Потом в воздух взметнулся Жур. Барс и вирсан, вцепившись друг в друга, кувыркаясь, скрылись в дыму. Джейм побежала за ними.

– Ложись! – грохнул голос Марка чуть ли не у самого уха.

Она плашмя упала на землю. Вирсан и секира с хрустом встретились над ней, окропив снег фонтаном крови.

– Девятнадцать, – прогудел кендар, сгребая Джейм. – Стой тут, а то испачкаешься. – И он оттолкнул ее в сторону.

Девушка слышала, как Жур и вирсан грызлись где-то поблизости, но не могла найти их. Барс умел сражаться и вслепую, но она сама, несмотря на отличное ночное зрение кенцира, почти ничего не видела в этом хаосе дыма, снега и тьмы. Где же расселина? Милостивые Трое, в таком мраке не мудрено оказаться на самом краю…

Вирсан набросился на Джейм, шерсть у него на спине полыхала. На бегство не было времени. Она отклонилась назад, поймала зверя за ноги посреди прыжка и перебросила через голову. Вой постепенно удалялся, прежде чем резко оборваться. Так вот, значит, где была пропасть.

Джейм только подумала, что для уличного драчуна она не так уж и плоха, когда снег перед ней взорвался. Вирсан приземлился прямо на нее, под его весом голова и плечи Джейм ушли под утончившуюся ледяную корку. Рыхлый снег залепил глаза и забил рот. Изогнувшись под тяжестью пятидесяти фунтов обезумевшего вирсана, усевшегося на грудь, вскинув дико зудящие руки в попытке защитить горло, Джейм погрузилась в сумасшествие боя, лязга когтей, хруста вспарываемой плоти. Ночь стала красной – красной и липкой от крови.

Она остановилась, только когда полностью изнемогла. Тело вирсана неуклюже растянулось на ней, его зубы намертво вцепились в рукав ее боевой куртки, защищенный кольчугой от ударов ножей, морда превратилась в чудовищно исполосованную безглазую маску. Зверь не дышал. Секунду девушка лежала, тяжело дыша, потом с трудом спихнула с себя тварь и села. Перчатки превратились в окровавленные лохмотья. Она молча смотрела на свои руки, на кончики пальцев, на острые как бритва когти, все еще полностью выпущенные. «О, мой бог, я снова использовала их».

Никто в ее старом доме не осознавал, что она такое, до тех пор, пока ей не стукнуло семь. Все находили странным, что у девочки нет ногтей, но никто не был подготовлен к тому, что однажды кожу на кончиках ее пальцев пробьют способные втягиваться и вытягиваться когти. Тогда отец и узнал, как назвать дочь, выгоняя из дома: «Шанир, выродок, нечисть, нечисть…»

Под когтями была кровь. Джейм погрузила руки в снег, опять и опять, она терла их, пока не остановилась от знакомого чувства. Никогда не смыть проклятие крови, текущей в ее жилах, делающей ее тем, что она есть.

Кто-то задышал в ухо. Она обернулась и обхватила шею Жура. Барс тыкался носом в ее лицо, а она оглаживала его, ища серьезные раны, – и не находила. Хвала предкам.

Тут она впервые заметила, как тихо стало вокруг. Полукруг все еще тлел, но ветер отнес дым в сторону, открыв поле битвы, усеянное горящими телами трех десятков вирсанов – все они были зарублены.

Может, Марк и ненавидит убивать, но при необходимости он великолепен. Но где же он?

Шатаясь, она встала на ноги, дрожь пробрала до костей – теперь от страха. На кровавом снегу остались только его следы – вот здесь он отступил на несколько шагов под натиском нападающих… След обрывался у края пропасти.

Джейм бросилась на снег и вгляделась в бездну. Слишком темно, она не видит дальше нескольких футов, и на зов отвечает лишь эхо, отскакивающее от ледяных стен, уходящее глубже и глубже. Милостивые Трое, если он пролетел весь этот путь вниз…