Логин:
Пароль:

Жанры

Новые книги

Популярные книги

Рейтинг книг

Добавить книгу

Правообладателям



Полная версия сайта




Библиотека электронных книг LitLib


Нарисэ Конохара«Холодный свет»

Нарисэ Конохара

Холодный свет

   Цикады во дворе трещали так громко, что их стрекот уже начал действовать на нервы. Песня насекомых живо напомнила мне то лето, когда Тору впервые появился в моем доме. Я помню его выцветшую синюю бейсболку, помню, как он, понурившись, стоял у задней двери - помню, будто все случилось вчера.  

- Я пытаюсь, но не могу. Очнулся с пустой головой, и всё. Ничего не помню.  

Он лежал на больничной койке и нервно отводил глаза. Разумеется, он не помнил. Если бы помнил - уж точно не разговаривал бы со мной сейчас.  

- С моей стороны невежливо спрашивать, но... Кем мы приходимся друг другу?  

Объяснить было трудно. А может, напротив, элементарно просто. Что мне стоило ответить - никем. Мы ведь не родственники. Да и друзьями нас вряд ли назовешь.  

Он улыбнулся - очень неуверенно: видно, пытался смягчить неловкость. Я размышлял, почему он улыбается именно так, а потом вдруг понял, что не ответил на его вопрос.  

 А он снова спросил:  

- Кто ты?  

Я стоял и смотрел на него, сжимая в кулаки дрожащие руки. Я видел, как двигаются его губы, но это был не он. Кто это? Откуда взялся?  

Что я мог сделать для этого человека с печальным лицом? Сказать правду и правдой же повергнуть его в адскую бездну? Мне так хотелось защитить его. Я стиснул зубы.   

Это ложь, но я солгу для тебя. Ты тянешь руки, моля о помощи, и я не откажу тебе. Я не повторю своей ошибки.  

- Ты мой друг.  

Мои губы дрогнули.  

Это была лишь первая ложь из многих, услышанных тобой от меня с тех пор, как ты потерял память.   


В ярких зеленых листьях растущих перед станцией сакур играл солнечный свет. Когда Кейси Фудзисима видел их в последний раз, на голых ветвях топорщились тяжелые бутоны, даже не думавшие раскрываться. При мысли о том, как быстро пролетел сезон, он поерзал на сиденье. Солнце через окно машины грело ему щеку.  

- Ты чего? - спросил Тору Такахиса, его сосед по квартире.  

- Ничего...  

- Ясно... Эй! Здесь направо поверните!  

- Прошу прощения, - сонно пробормотал таксист.  

Мигнул поворотник, и машина вырулила на нужную полосу.  

Фудзисима посмотрел на часы: чуть за два.   -

 Тебе не нужно на работу?  

- Сегодня только полдня отработал, - ухмыльнулся Тору. - И отпросился.  

- А, - Фудзисиме стало неловко, что Тору из-за него пришлось хлопотать.  

Парень всмотрелся ему в лицо и вздохнул:  

- Я в последнее время из лавки носа не высовывал. Плюс старик меня гоняет в хвост и гриву. По-моему, я заслужил маленький отпуск.  

Фудзисима сомневался, что это правда, но на душе полегчало.  

Полгода назад Тору спровоцировал аварию, где сам же серьезно пострадал - в том числе, заработал амнезию. Забыл семью, работу... Подробности аварии в его памяти тоже не сохранились. Чудом избежав смерти, он угодил в больницу, откуда после долгого лечения перебрался к Фудзисиме.

Теперь Тору работал в кондитерской "Порт". После несчастного случая Фудзисима продал унаследованную фирму: на то, чтобы дело не получило хода в суде, требовались немалые деньги. Только Тору этого не знал, а Фудзисима не собирался его просвещать. Таким образом, фирма была потеряна, однако остались связи, благодаря которым Фудзисима мог бы неплохо устроиться. Тем не менее, сейчас он трудился на бумажной фабрике - деятельность, не имевшая ничего общего с предыдущей.  

Когда машина остановилась, Фудзисима вынырнул из нелегких мыслей. Вот и дом. Он потянулся за бумажником, однако Тору уже брал сдачу. Затем парень подхватил сумки, выбрался из такси и подождал, пока спутник к нему присоединится. Фудзисима медленно подошел к подъезду.  

- Я отдам тебе за такси.  

Тору покачал головой и мягко оттолкнул его руку.  

- Не надо.   Фудзисима так не считал, но послушно спрятал бумажник: просто не было сил настаивать. По правде говоря, меньше всего на свете ему хотелось быть у Тору в долгу - что в начале их совместной жизни, что сейчас.  

Лифт с тихим скрежетом выпустил их на седьмом этаже. Тору вышел первым и открыл дверь квартиры, которую Фудзисима не видел почти два месяца. Самая обычная квартира пробудила глубокие чувства. Как хорошо дома... Он вспомнил, как его ранили, как он думал, что сейчас умрет. Зажившая рана вдруг отозвалась острой болью, и Фудзисима машинально погладил живот. Именно туда вонзила нож сестра человека, погибшего в вызванной Тору аварии. Женщина не могла простить Тору, что тот не поплатился за смерть ее брата. Фудзисима исправно посылал ей деньги, но разве бумажки способны заменить утраченного члена семьи? И когда женщина попыталась отомстить, Фудзисима закрыл парня собой. Он не собирался умирать, нет. Просто не испытывал ни малейшего страха перед острым лезвием.  

Фудзисима сел на диван в гостиной и вздохнул.  

- Устал? - спросил Тору.  

От больницы было всего четверть часа езды.  

- Да нет.  

- Точно? - Тору поставил сумки, до которых Фудзисиме не дал и пальцем дотронуться.  

Потом он на некоторое время исчез в кухне и вернулся с двумя чашками ароматного кофе и небольшим тортом на блюде.  

- В честь твоего возвращения домой.  

- Спасибо, - нерешительно сказал Фудзисима.  

Тору улыбался, и мужчина смущенно отвел глаза. В последнее время Тору часто дарил ему такие ласковые улыбки.  

- Старик помогал мне его делать.  

Тору нередко приносил нераспроданные пирожные - для Фудзисимы, весьма неравнодушного к сладкому. Но чтобы целый торт... Владельца кондитерской Тору не слишком уважительно звал стариком, однако явно им восхищался. В какой-то момент хозяин "Порта" предложил обучать паренька-продавца всем премудростям кондитерского дела. Было нетрудно понять, почему. Рядом с веселым добрым парнем было приятно находиться. В свои двадцать два Тору с его короткой стрижкой выглядел даже младше своих лет.  

Другое дело - Фудзисима. Тот был одиночкой и трудно сходился с людьми. На его лице редко появлялась улыбка - подобные лица называют каменными. Да и к любителям поговорить он не относился. Ему было двадцать девять - в таком возрасте трудно ломать уже сложившийся характер.   Фудзисима натянуто улыбнулся, взял блюдо и принялся разглядывать приготовленное специально для него лакомство. Венчающие торт клубничины были вырезаны в форме цветов. Десерт выглядел так роскошно, что потревожить эту красоту вилкой казалось кощунством. Фудзисима повернул блюдо, чтобы хорошенько полюбоваться подарком со всех сторон.  

- Ешь быстрее, хватит смотреть! - возмутился Тору. - А то все мои ошибки увидишь.  

- Он такой красивый... прямо жалко.  

- Ешь, говорю, - Тору порозовел.  

Фудзисима подавил желание еще немного его подразнить и взял вилку. До чего красиво. Он даже не знал, откуда начать, и в конце концов отковырнул кусочек с самого краешка. Выпечка пахла ванилью, по языку разлилась сладость. Фудзисима вспомнил, как его радовали вкусные пирожные, и положил в рот следующий кусок.