Логин:
Пароль:

Жанры

Новые книги

Популярные книги

Рейтинг книг

Добавить книгу

Правообладателям



Полная версия сайта




Библиотека электронных книг LitLib


Полина Гриневич«Акварель живыми цветами»

Это только кажется, что за всё платят деньгами.

За всё действительно важное платят кусочками души.

Ошо


Прощай. Все нити от

Ненастья оборвала бессилием

Так резко, взмахом клинка

К свету, рассекая искрами

Запекшейся от боли тьмы,

Как вздох, как ощущение

Возможности познать.

Где все, что снилось, с тобой

Всю нежность

Движением одним отринув

Навзничь, как в смятом платье,

Лишь пламя на ладонях

Оставила,

Напоминание, вкус поцелуя,

О тебе, чтоб навсегда

Забыть.

… И не забывать

Пролог. У зеркала

Я провожу много времени у зеркала. Просто сижу и смотрю. Вглядываюсь в ту девушку, которая отражается там. Кажется, я уже знаю себя наизусть, каждая черточка, каждый нюанс, все мне знакомо. Но иногда у этого холодного стекла я застываю и не могу понять, словно кто-то еще выглядывает из-за моего плеча. Тонкий, необыкновенный профиль, еле заметный. Словно резкость немного вдруг исчезает, и тень у меня за спиной приобретает более реальные, живые очертания. После этого можно вглядываться в этот неуловимый, мерцающий силуэт, видимый даже в сумерках, сколько угодно долго. Может, это тот я, что когда-то, возможно, на самом деле существовал в этом мире. Может быть. Но сейчас я пытаюсь убедить себя, что на самом деле это не так. Я всегда была я. И меня звали только Инга. Это правда, но кто тогда нарисовал все эти картины, которые сложены лицом к стене там, далеко, там, где я уже давно стараюсь не бывать. В том месте, которое существует, однако, как и весь этот странный, переменчивый мир.

Андрэ как-то обмолвился, что я не очень похожа на ту женщину, которую он видел тогда в баре. Я знаю, что он прав. Ведь я тоже видела ее тогда, и раньше, среди огня, затопившего ярмарочный павильон. Я вижу ее сквозь время и сквозь охваченную огнем накидку, которой несчастная гадалка хотела скрыть от меня мое предназначение. Возможно, мечта той необыкновенной женщины исполнилась, и я стала той, кем должна была стать. Я принесла в этот мир ее огонь, и этот огонь живет во мне, в каждой клетке, в каждом движении тела, в каждом вздохе, в каждом отблеске потрясающих мою душу эмоций.

Теперь я несу свой огонь в этот мир. И, наверно, этот мир будет удивлен.

Мир, который подарил мне одну жизнь, чтобы потом заменить ее другой, и оставил напоследок еще и этот призрачный силуэт в зеркале, как странный намек, как ожидание, как чудо, которое ждет впереди.

Как портрет, который мне еще предстоит написать.

День первый. Интерес

Лес был необыкновенный, зачарованный. Деревья застыли в странной тишине белоснежные, не столько присыпанные снегом, сколько скованные необыкновенным льдом. Даже снег под ногами не скрипел и только поблескивал в ярком свете. Тени падали так, что она не могла понять – сейчас день или ночь, но в свете точно не было теплоты. Это был просто свет. Она сделала несколько неуверенных шагов, отодвинув ветки в сторону. Динь-динь-динь. Еще шаг, и снова. Динь-динь-динь. Звук сталкивающихся между собой льдинок.

Еще шаг, и перед ней предстал источник света. Засыпанная снегом поляна, а посреди, как будто не касаясь земли, распустился экзотический цветок. Свет как будто рождался внутри необычного растения, пульсировал, становился ярче или бледнее, словно набираясь сил. И через секунду вспыхивал новой вспышкой: красной, голубой, зеленой.

Она приглядывалась к этому сиянию некоторое время, не решаясь сделать шаг. "Неужели нашла?" Еле уловимый шепот за спиной заставил оглянуться. Куда исчезла эта необыкновенная белизна? Девственная чистота леса исчезла, и на ее место пришло странное мельтешение полутонов. Белый, серый, белый, серый. Черный, еще чернее. Деревья по краям поляны словно сдвинулись с места, а за ними как будто затаилась тьма, уже непроницаемая свету цветка.