Логин:
Пароль:

Жанры

Новые книги

Популярные книги

Рейтинг книг

Добавить книгу

Правообладателям



Полная версия сайта




Библиотека электронных книг LitLib


Джеймс Алан Гарднер«Пламя и Пыль»

Джеймс Алан Гарднер


Пламя и Пыль

От переводчика


Поводом для перевода этой книги послужило увлечение сеттингом Planescape, которое началось с выхода компьютерной ролевой игры Planescape: Torment. Перевод был выполнен с учетом того, что его читателями могут стать и те, кто уже знаком с упомянутыми сеттингом и игрой (на языке оригинала или в локализациях), и люди, впервые о них узнавшие.


Из воспоминаний достопочтенного господина

Бритлина Кэвендиша,

художника и джентльмена.

1. Три вспышки пламени

Полдень; ротонда Городского Суда, Сигил, Город Дверей:


— А, — промолвил кентавр, глядя из-за моего плеча, — я вижу, что вы рисуете.

— Угу, — ответил я из-за мольберта.

— Бардак и суету, что в этом городе зовутся правосудием, — продолжил кентавр. — Арестанты, ковыляющие в цепях. Сутяги, глядящие друг на друга в ожидании начала процесса. Судьи в шелках, осуждающие нищих в лохмотьях. Конечно, все это богатая почва для художника, способного видеть иронию… или трагедию… или попросту парадоксы жизни. Каков же ваш замысел, молодой человек?

— Замысел? — переспросил я.

— Что вы задумали отразить в этой картине? Закон, угнетающий слабых? А может, если вы оптимист, закон, который, несмотря на свойственные ему трещины и лазейки, суть величественная абстракция всего лучшего, что мы из себя представляем? Не это ли вы хотите сказать вашей картиной?

— Я хочу сказать, что над этим входом слишком много лепнины. Рука уже отваливается ее срисовывать.

Кентавр уставился на меня в недоумении.

— Эта картина, — пояснил я, — заказана Законником Хэшкаром, главой Городского Суда и фактолом Братства Порядка. Он сказал мне: "Кэвендиш, друг мой, у кузена моей жены на следующей неделе свадьба. Он, конечно, пень каких мало, но семья есть семья, ты же знаешь. Нужен какой-нибудь подарок, и жена решила, что картина как раз подойдет. Да, в самый раз. Три на пять футов будет то, что надо; и мой совет: поменьше красного — у парня бывают обмороки от волнения. Почему бы тебе не изобразить главный зал Суда? Вид у него вдохновляющий. Как раз, чтобы глядеть на него за завтраком. Да, в самый раз".

— И вы приняли этот заказ? — кентавр был явно ошеломлен. — Вы не плюнули ему в лицо? И не прочли лекцию о чистоте художественных помыслов?

— Фактолам лекции не читают, — ответил я. — А если они просят тебя о какой-то там ерунде, надо просто поднимать цену. Вот почему мой список богатых клиентов длиннее, чем у других художников Сигила; я знаю, как иметь с ними дело.

Пару секунд кентавр смотрел на меня, раскрыв рот, а затем в отвращении ретировался. Признаться, если и есть что-то, в чем кентавры могут дать фору, так это в умении ретироваться.

Я пожал плечами и продолжил переносить завитки лепнины на холст, стараясь не отвлекаться, а уж в Городском Суде, скажу я вам, есть на что отвлечься. Вот, например, рядом, в очереди к двери стоял корнугон, одна из этих кошмарных рептилий из Нижних Планов: девяти футов ростом, с кожистыми крыльями, цепким шипастым хвостом ярда три длиной… попробуйте-ка увидеть такого вблизи. Этот стоически ждал, рассматривая свиток, на котором почти не было текста, лишь ярко-оранжевые рисунки людей и полулюдей, поджариваемых в столбах пламени. Для корнугона такой свиток мог быть чем угодно: от сказки на ночь — до карты меню.

В очереди за чудовищем столь же спокойно стоял дэва, обитатель Верхних Планов. Это был красивый мужчина, ростом на пару футов выше меня, с янтарной кожей и крыльями размером не меньше, чем у корнугона. Только у дэва крылья были из перьев чистого золота. Да, на одно такое перышко можно провести в городе отличную ночку… Но стоило лишь отвлечься, как я испортил очередной завиток, и мне пришлось исправлять ошибку скипидаром.

В отличие от корнугона дэва не взял с собой ничего почитать, но это обстоятельство не вынуждало его скучать. Он просто уставился в небо над входом в ротонду, и вскоре его лицо приобрело восторженно-созерцательное выражение… хотя, на мой взгляд, восторгаться там было особенно нечем, поскольку Сигил имеет форму кольца диаметром в несколько миль, и единственное, что вы можете увидеть в небе над зданием Суда, это трущобы Улья. Тем не менее, вид грязных улиц дэва ничуть не тревожил; он даже смог сохранить безмятежность, когда стоящий впереди корнугон, переминаясь с ноги на ногу, смазал его по носу краем крыла.