Логин:
Пароль:

Жанры

Новые книги

Популярные книги

Рейтинг книг

Добавить книгу

Правообладателям



Полная версия сайта




Библиотека электронных книг LitLib


Галина Мишарина«Запретная Родина»

Галина Мишарина

Запретная Родина

Глава 1

Я бродила по городу как во сне, накупив соевых сосисок и раздавая их бездомным животным. Воспоминания давались с трудом. Я знала, что путешествую по мирам, но не могла сказать, насколько давно. В чем была моя цель? Что вело вперёд? Воспоминания осыпались цветной мозаикой со стен давно заброшенных святилищ. Я не поклонялась богам и не приносила жертвы, разве что одну, но самую важную: саму себя. Лица вставали перед глазами, как призраки. Кто были эти люди? Они снились мне и звали за собой, но я не шла на зов. Если то были друзья – время отдалило наши судьбы, сокрыло все мои прежние чувства к ним. Если враги – я не хотела сражаться, хотя и знала, что умею.

Я не чувствовала отчаяния, лишь печаль, что не победить усталому сердцу. Она сидела во мне угрюмым зверем и с каждым днем становилась всё более сильной, растила клыки и жала. Когда сдаешься – не оставляешь себе ни единой надежды, не просто убираешь оружие в ножны, но хоронишь мечи и кинжалы в далеких, недоступных курганах. Съедающая сердце грусть знала, что мне нечем защищаться, что я не вскину руки, не закроюсь от жестоких ударов. Мой клинок давным-давно смирно спал во тьме, в которую я его сама же и заточила.

Ночи не всегда были теплые, и тогда приходилось сворачиваться в тугой клубок. Ночевала я, где придется – то под мостом, то в кустах, то в заброшенных домах. Старое пальто истрепалось, оно уже не согревало тело. Дыры в носках, разные шнурки на ботинках, джинсы цвета грязной лужи. А ведь когда-то они были синими… Теперь приходилось мыться в реке, денег на гостиницу не было. Хорошо, что на берегу оставались места, где меня никто не мог увидеть.

Тяжестью пережитого охватывало тело. Усталость эта походила на груз, который тащишь и не можешь ни остановиться и передохнуть, ни скинуть его. Таковы были путешествия по мирам – ты либо оставался на месте, отвергая пройденные тропы, либо шел вперед, принимая лишения как данность.

Шёл седьмой день моего пребывания здесь. Город назывался Архъялв, и он мне нравился. Конечно, хватало и отрицательной энергии, но я не спешила возвращаться в Промежуток. Порой казалось, что в скором времени переходная реальность перестанет принимать меня, просто оставит на свое усмотрение в каком-нибудь мире. И я состарюсь без воспоминаний, в одиночестве и пустоте, покинутая всеми, кто мог быть мне дорог.

Я решила воспользоваться метро, прокатиться на другой конец города. Нечто потянуло меня к высокому сводчатому куполу из прозрачного материала, что красиво переливался на солнце. Странно, могла бы потратить мелочь на что-то съестное, ан нет, приспичило под землю! Так ноги, не отягощаемые волей, несут человека к судьбе.

Я шла и разглядывала облака. Небо было бледно-лиловым, с лазурными вкраплениями. Не знаю, что придавало ему такую структуру. Вверх никто, кроме меня, не смотрел, люди спешили по своим делам. Я задумалась над тем, какое небо встречалось мне чаще всего. Пожалуй, все-таки голубое или серое. Иногда – розовое или желтое. Было даже зеленое, темное, похожее на болото. Теперь под густой зеленью были сокрыты все мои воспоминания…

И вдруг что-то странное пронзило спину, как мягкая стрела с теплым наконечником. Сердце забилось часто и волнительно. Уже давно я не испытывала ни волнения, ни страха, ни радости, и теперь забытые, беспокойные чувства растеклись по жилам целебным бальзамом. Я стала потихоньку глядеть по сторонам и поняла: вот он. Очень высокий мужчина в чёрной куртке, темных очках и повязке на голове. Он следил за мной? Я прибавила шаг, уткнулась в толпу и потеряла его из виду. Споткнулась, затем споткнулась ещё раз. Мне было не настолько страшно, чтобы броситься прочь бегом. Я и вообще не была уверена, что хочу убегать.

У дороги я остановилась, быстро связывая волосы в хвост. Капюшон помогал скрывать шевелюру, но стоило одной светлой прядке выскочить – и все тотчас начинали меня разглядывать. Поэтому в привычку вошло прятать кудри, делая тугие косы и хвосты. Впрочем, вскоре упрямые волоски всё равно освобождались из пут и начинали жить свободной жизнью, отвергающей хозяйскую власть. Мне пришлось расстегнуть пальто, чтобы убрать получившийся неряшливый хвост под воротник, но это оказалось ошибкой. Ко мне тотчас направился мужчина в бордовой форме. До этого он стоял возле входа в место.