Логин:
Пароль:

Жанры

Новые книги

Популярные книги

Рейтинг книг

Добавить книгу

Правообладателям



Полная версия сайта




Библиотека электронных книг LitLib


Александр Иванович Машков«Подлинная история девочки-сорванца. История вторая»

Я действительно, опоздал…

Ребята и взрослые молчали, толпясь у крыльца. Там кто-то плакал навзрыд.

Протолкавшись сквозь толпу, я увидел милиционера, возле него кто-то лежал на бетонном тротуаре, рядом стоял на коленях Толик и ревел.

- Куда?! – остановил меня милиционер.

- Это мой друг.

- Нельзя. Звонили в «скорую», там сказали, ни в коем случае не трогать!

Я взглянул на того, кто лежал. Сашенька! Это Сашенька! Пакеты выпали у меня из рук, я упал на колени рядом с Толькой, глядя на восковое лицо Сашеньки. Из-под её головы натекла небольшая лужица крови.

- Да где эти врачи? – в сердцах сказал милиционер, - Тут и здоровому человеку станет плохо!

Я повернулся к Толику и заметил, что половина лица у того синяя. Кто-то напал на них?

Возле крыльца сидел, прямо на земле, Борька, бледный до синевы, а кто-то совал ему ватку, наверно, с нашатырём.

Я недолго был в замешательстве, всё-таки меня тренировали военные.

- Товарищ милиционер! – громко сказал я, - У меня мама работает в Госпитале, помогите мне позвонить!

К чести милиционера, тот принял решение моментально: нашёл в толпе физрука, поставил на своё место, и мы побежали в учительскую.

К счастью, мама ещё никуда не ушла, а у нас дома был телефон.

Несколько сбивчиво я рассказал маме, что произошло, мама пообещала помочь, а я вернулся к Саше.

Возле неё уже были санитары с носилками.

- Машина сломалась, - развела руками врач.

- Сейчас приедут из военного госпиталя, - сказал я, еле держась на ногах.

- Эй, парень! – услышал я, как сквозь вату.

Меня посадили рядом с Борькой, совали мне под нос нашатырь.

- Какие мужчины слабые, - ворчливо сказала врачиха, - Жива, жива ещё девочка!

- Что значит «ещё»?! – испугался я.

- Организм молодой, выкарабкается, - пожала плечами врачиха, - Отвезли её в военный госпиталь, не волнуйся. Поместят в реанимацию, пока не пустят никого, кроме милиции и родителей.

- Вы можете сказать, что с ней?

- Ничего сказать не могу. Возможно смещение шейных позвонков, травма затылочной части головы.

Пойдём, вон машина подъехала. Там твои товарищи, вставай, идём, дам чего-нибудь успокоительного.

Нам с Борькой дали валерьянки, а Тольку забрали в больницу с подозрением на сотрясение мозга. Кто-то сунул мне в руки пакеты с Сашиными подарками и заботливо отряхнул мою одежду. Буркнув «Спасибо», я поплёлся домой. Поговорю с мамой, может, пустит к Сашеньке.


Сашенька.


…Как хочется пить! Во рту пустыня Сахара! Язык шершавый и не помещается во рту. Что со мной? Заболела? Не помню ничего. Хочу пошевелиться и не могу. Попробовала приоткрыть глаза. Глаза слиплись, как от гноя. Как-то был у меня ячмень, так по утрам, пока не промоешь, глаза не открывались.

Хотела протереть, но не могу пошевелить рукой. Что со мной?! Я застонала от досады и разодрала веки на одном глазу. Наполовину. Плохо видно, мутно всё и не протереть глаз! Я застонала громче.

Кто-то вскрикнул:

- Сашенька! – я услышала, как кто-то упал рядом со мной на колени, взял мою руку в свою, оцарапал чем-то.

- Пить… - еле слышно сумела сказать я.


Вот так я очнулась. Возле меня дежурил папа, а я была в палате, которая называется «Реанимация».

Что такое «реанимация»? Потом я узнала: это когда людей с того света возвращают. Я была на «том свете»? Не помню я. Была без сознания. Я вообще сначала ничего понять не могла. Лежу на кровати, ни рукой, ни ногой пошевелить не могу, голова привязана к спинке кровати какой-то сбруей.

Называется «на вытяжке». Это издевательство придумано, чтобы не сместились позвонки.

Сдвинулись они или нет, неизвестно, но вытянуть надо. Говорят, делали рентген, ничего страшного не нашли, я даже чувствую руки и ноги, только двигать пока не могу.

Так и лежу. Всю жизнь мечтала! Как это противно, лежать без движения! Уколы колют, ухаживают за тобой. Брр! Могла бы ходить, сбежала бы! Мало того, что не двигаюсь, так ещё и привязали!