Логин:
Пароль:

Жанры

Новые книги

Популярные книги

Рейтинг книг

Добавить книгу

Правообладателям



Полная версия сайта




Библиотека электронных книг LitLib


Карен Мари Монинг«Высокое напряжение»

Карен Мари Монинг

Высокое напряжение

ТОГДА

Люди редко могут (если вообще могут) вообразить бога, превосходящего их самих. Большинство богов обладают манерами и моралью испорченного ребёнка.

— Роберт Хайнлайн

Все, что ты по-твоему знаешь — ложно. Смертные обладают короткими жизнями и ещё более короткой памятью. Вы не можете даже рассказать одну и ту же историю дважды, не исковеркав факты. Когда в игру вступает политика, человек в лучшем случае не может стать пригодным, в худшем случае он вообще не требуется. Вы не имеете ни малейшего грёбаного понятия, кто ваши боги.

— Разговоры с Дайрэ

У меня нет богов. Мои демоны их сожрали.

— Дэни О'Мэлли

ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ

Он не увидел бы падающей звезды, если бы женщина в его кровати не заснула, засидевшись со своим гостеприимством и вызвав у него неуёмное желание уединённой прогулки по пляжу.

Океан ночью всегда заставлял его радоваться тому, что он жив, именно поэтому он выбрал жить так близко к нему.

Живой — это единственное, чем он всегда будет.

Этой ночью море было дрожью тёмного стекла, укрывавшей в своих глубинах несказанные секреты, пока на прозрачной поверхности звезды мерцали как бриллианты. Дающая жизнь, крадущая жизнь, прекрасная, бросающая вызов справиться с ней, стоящая того, чтобы научиться её обуздывать, полная свежих чудес каждый день — если бы в его постели была женщина, подобная океану, он бы все ещё был там.

Он не был мужчиной, который верил в знаки с небес. Он слишком долго жил для такого и знал, что если бы он получил какой-либо знак, то этот знак взорвался бы снизу всплеском искр и серы, а не спустился сверху чудом для узрения.

Несколько мгновений он смотрел, как звезда прожигает путь по чёрному бархатному небу, оставляя за собой прожилку мерцающей звёздной пыли.

Затем он отвернулся и снял свои одежды, чтобы поплавать. Он был уже почти у воды, когда осознал, что звезда, видимо, направляется в его сторону и уже намного ближе, чем при изначальном появлении. Более того, казалось, что если она продолжит нынешний путь, она может приземлиться на этом пляже. Каковы шансы?

Он выгнул бровь, обдумывая траекторию. Хотя он не мог оценить скорость, казалось, звезда определённо находилась на пути прямого столкновения.

С ним.

Его смех был гортанным, насмешливым; как же роскошно будет. После стольких многих тысячелетий он будет сражён падающей звездой? Он наконец-то умудрился оскорбить тех, кто остался на небесах, и тех, кто пребывал внизу? Его приговор все же вынесен?

Он смотрел на её приближение, забавляясь, бросая ей вызов найти свою цель. Оборвать его жизнь. Уничтожить его.

Он прорычал:

— Уж постарайся, — и закрыл глаза, ожидая столкновения. Он видел приход конца слишком много раз, чтобы заботиться о том, под какой личиной он придёт. Ему не нужно было смотреть. Он знал, что такое смерть.

Никогда не финал. Не для него.

Он ждал.

И ждал.

Наконец, он открыл глаза. Звезда замедлилась до подползания и больше не неслась по небу, а медленно, лениво опускалась прямо над головой, возможно, в миле над ним.

Он не шевельнул и пальцем. «Давай же, сучка ты. Сделай это».

Звезда резко рухнула, набирая скорость при падении.

Когда она обрушилась на пляж в дюжине шагов от него, сила удара похоронила её в тихом взрыве песка.

Выгнув одну бровь, он пристально созерцал кратер. Единственный другой раз, когда вселенная выбрала его объектом внимания, все закончилось не хорошо. Вопреки самому себе он был заинтригован; это необычный поворот событий для мужчины, для которого больше не осталось ничего необычного, и так было уже долгое время.

Приблизившись к впадине, он опустился на колени и начал копать. Когда наконец его пальцы сомкнулись на упавшем с неба предмете, он пробормотал ругательство и выдернул руки из песка.

Эта штука была раскалённой. И теперь она снова покрыта песком.

Он сел назад, вытянул ноги вокруг ямы и стал копать более аккуратно, пока не появился чёрный кусок размером с его ладонь, с зазубренными обломанными краями, светившимися красным как горящие угли.

Вот вам и знаки.

Вот вам и смерть.

Это был всего лишь плоский кусок оплавившегося камня, который случайно плюхнулся на его пляж, когда он оказался на прогулке.

Он встал, оттолкнувшись, и размашисто зашагал к морю, но как только он отошёл от упавшей звезды, порыв внезапного бриза донёс до него запах, который резко остановил его. Монстр внутри зарычал и жадно вдохнул.

«Ах, этот запах! Что это за запах?»

Он обернулся, раздувая ноздри. Вернувшись к предмету, он встал над ним, закрыв глаза, жадно вдыхая, пробуя аромат на вкус в своём сознании. Его монстр теперь расхаживал туда-сюда, неуёмный и настороженный.

Женщина.

Камень пах женщиной: темной и необъятной, сложной как само море. Она была жизнью и смертью, милосердием и беспощадностью, радостью и печалью. Многогранная. С ней непросто справиться. Её стоит научиться обуздать.

Откуда это взялось?

Охваченный загадкой, он открыл глаза. Хотя он исцелялся с замечательной скоростью, он был не в настроении снова обжигать руки, так что он подошёл к близлежащей груде камней и выбрал длинный узкий клин.

Вернувшись к плоско лежавшей звезде, он поддел её камнем, подгоняя к краю песчаного кратера, чтобы суметь перевернуть её и изучить. Даже при таком расстоянии между его руками и предметом он источал достаточно жара, чтобы покрыть его кожу волдырями.

Он, тот, кто не верил ни в знаки, ни в смерть, тот, кто, по правде говоря, вообще ни во что не верил, долгое время смотрел вниз, не имея ни малейшей грёбаной идеи, как это понимать.

На противоположной стороне упавшей звезды, нацарапанные пером звёздной пыли, светились три слова:


Я В ПОРЯДКЕ Я

ЗЕМНАЯ ПЫЛЬ

Крадущее души понятия не имело, как долго оно спало.

Оно не знало, что оно спало.

Оно думало, что умерло.

Звуки музыки задрожали в земле, глубоко зарываясь в плодородную почву, сквозь камни, глину и снова камни, просачиваясь глубже в железо, свинец, медь, серебро и золото, затем в чужеродные извечные примеси, пока, наконец, древняя мелодия не пронзила гробницу и не разбудила смертоносного исполина.

Осведомлённость пробивалась медленными этапами.

Затем оно вспомнило.

Прибытие Фейри, бесконечная, не имеющая победителей война, ложь и обманы, утрата силы. Пытка. Покорение. Изувеченное лицо, маска. Заточение, болезнь, которая взяла верх, пока оно не превратилось в тень в тени. Маска, бряцающая о многовековой камень, оно стало столь же несущественным, как воздух.